Наука «еслибылогия»,
или «Не пренебрегайте утраченными возможностями!»





«Главная цель этой книги –
не тоска по утраченному или необретённому,
а убеждение тех, кто стремится сделать как самих себя,
так и свою державу в том, что всё может быть иначе».
Д. Шурхало

В начале XXI века «Еслиада» Истории продолжает создаваться многими десятками авторов, формируя сложное эпическое, трагическое, а временам – ироническое пространство-время альтернативной истории [далее – АИ]. Есть в нем и немногие пока страницы, посвященные Украине.
В России тема АИ возобновила развитие, – после десятилетий цензурных запретов, – лишь в конце восьмидесятых прошлого века. В Украине – еще позже: первое произведение собственно украинской АИ издано в 1999 г., – роман Василя Кожелянко «Дефилада в Москве» (см. перевод на русский, опубликованный в 2003 г. в киевском журнале «Радуга»).
В литературе АИ соседствуют и фантастика, и виртуальное историческое моделирование (вариантная «если-история», с её особой н.-ф. логикой), и компонент игры, и актуальная злободневная публицистика. Книга бывшего журналиста киевской газеты «Вечірні вісті» ( а ныне – сотрудника украинской редакции Радио Свобода) Дмитра Шурхало «Украинская еслибылогия» – не фантастика, а как бы конспект идей АИ. Это первый очерк национальной АИ Украины, – от принятия христианства до «кассетного скандала», а затем – и «оранжевой революции».
Книга – попытка собрать воедино все «точки бифуркации» украинской истории. Не будем вдаваться в пространные пояснения терминов, – любители фантастики и без них поймут, – точки бифуркаци в данном случае обозначают моменты возможного вариантного развития исторических событий. Пункты, где поезд Истории мог бы пойти по другим, – параллельным, – веткам магистрального пути.
Более благозвучен и распространён термин «узлы истории». Таких узлов в украинской истории автор, следуя ключевым понятиям возможности и случайности, обнаружил (более чем за тысячелетие) не так уж и много.
Первая «развилка» – Х столетие, век принятия христианства Киевской Русью. А ведь могло случиться и так, что над кручами Днепра поднялись бы не церкви, а минареты, а Владимира Великого величали бы Ай- Валидмиром… (Вариант, между прочим, уже использованный фантастами).
Далее для Руси – Украины следуют из века в век утраты, – богатейший материал для конструирования публицистической и художественной АИ.
…XV век – утеряна возможность создания независимой литовско-русской державы, – автор особо выделяет случайность, из-за которой в 1430 г. не был коронован Великий князь литовский Витовт: рыцарская разбойничья ватага похитила корону на пути её следования из Вены в Вильно! Результат – крушение целого этноса.
XVI век – не использована возможность церковного объединения под эгидой Киевского патриархата. Результат – потеря культурной и духовной независимости на века вперед…
Драматичнейшее для Украины XVII столетие. Обладая сильнейшим в Европе войском, страна так и не обрела независимости, оказавшись под московским протекторатом. И снова помехой – досадная случайность: смертельное ранение старшего сына Б. Хмельницкого, Тимофея, привело к междуусобицам и распаду Украины. А ведь был шанс и у гетмана Дорошенко, уверяет автор, – шанс создать единую Украину, пусть и под временным турецким покровительством. (Шанс, утраченный из – за… банальной супружеской измены гетмановой жены).
Не обошел вниманием автор и «развилку» начала XVIII столетия, в реальной истории завершившуюся российским триумфом под Полтавой. Однако, по мнению автора, такой исход был достаточно случаен: «Одна измена, одна пуля и одно ядро предрешили судьбу не только Украины, но и всей Европы на много лет вперед». Весьма непривычно выглядит представленная в книге карта независимой альтернативной Украины, а, точнее, – «Великого князівства Руського», которое могло бы образоваться в случае победы Швеции в Северной войне.
В XIX веке автор не обнаружил благоприятных для Украины альтернатив, полагая, в частности, успех декабристского переворота источником бедствий такого размаха, на фоне которых пресловутый «валуевский циркуляр» о запрещении изданий на «испорченном украинском наречии» показался бы невинной шуткой. (В связи с этим см., например, альтернативный сценарий истории в романе Л. Вершинина «Первый год Республики»).
Бóльшая часть книги посвящена альтернативам украинской истории ХХ века, что и не удивительно: и документальных источников здесь изобилие, и драматичных хитросплетений истории немало: бурные времена Первой мировой и Гражданской войн, роковой 1941-й… Впрочем, об альтернативах 1941-го лучше всех поведал пионер украинской художественной АИ В. Кожелянко в своей «Дефиладе».
Еще одна группа альтернативных возможностей для Украины обнаруживается с распадом СССР. Хотелось бы вместе с автором поразмышлять, например, над тем, как сложилась бы судьба независимой Украины, не откажись она добровольно от статуса ядерной державы (по мощи – третьей в мире).
Суховатый стиль авторской эссеистики изредка оживляют пересказы немногих пока произведений украинской художественной АИ и отрывки из АИ публицистики (и даже поэзии). Так, нельзя без весёлого изумления читать страницы, где воспроизведена публикация из газеты «Грані плюс». Здесь изложен, в стилистике «черного юмора» и разухабистого журналистского «стёба», сатирический вариант АИ, якобы развернувшейся в случае удачного покушения на кандидата в президенты Л. М. Кравчука (имевшего место и «в реале» 27 ноября 1991 г. на харьковском Центральном рынке – Благбаз). А чего стоит хотя бы упоминание о действиях армии батьки Лазаренко [реальный прототип отделался не слишком длинным сроком комфортной отсидки в США по обвинению в отмывании «грязных денег»], – армии, «передвигающейся на джипах с пулеметами вдоль магистральных газопроводов. В народе поговаривают, что особенно свирепствует панночка в кожанке, опоясанной пулемётными лентами. Шепотом называют и её имя – Юлия…» Каков всё-таки потенциал украинской АИ!
К одному из главных достоинств «Еслибылогии» следует отнести пристальное внимание автора к становлению понятийного аппарата АИ, а также – рассмотрение чёткой логики альтернативного мышления. В этом смысле книгу можно рекомендовать начинающим авторам как наглядное пособие по воспитанию дисциплины творческого воображения, – принципы подхода к формированию АИ изложены автором на редкость сжато, а сам он этим принципам неукоснительно следует.
Увы, книга не без недостатков, но все они легко устранимы. Так, необходимы точные ссылки на цитируемые произведения и работы, неплохо бы снабдить книгу и списком рекомендуемой литературы.
Хочется надеяться, – «Украинская «еслибылогия» недолго будет оставаться первой и единственной в своём роде, и все мы вскоре станем свидетелями «бума» украинской АИ.

© Николай Мухортов, 2012