Свой рассказ «Хэмингуэй» с ружьём» (2021) Геннадий Прашкевич закамуфлировал под статью, где он описал свою встречу с писателем-фантастом Георгием Иосифовичем Гуревичем, которому показал свою новую рукопись рассказа «Генетик и журналистка». В этой рукописи речь шла о настырной журналистке, которая пробилась в кабинет к известному ученому-генетику и потребовала у того придумать для лесных зверей так называемый «ген страха». Ведь они настолько беззащитны перед человеком с ружьем, что не могут ничего противопоставить охотникам – так, как например, ее шеф, редактор спортивной газеты с броским названием «За жизнь». Редактор этой «жизнелюбивой» газеты был страстным охотником, постоянно цитировавшего Эрнста Хемингуэя и в угоду своей страсти не щадящего братьев наших меньших.

Прошел год, журналистка стала женой известного ученого-генетика, а тот в свою очередь выпустил на волю за стены своего института, когда-то привезенного из Аргентины, скунса, который впоследствии стал главной грозой для всех охотников района. Генетической обработке, правда, подвергся не только скунс. И первой жертвой модифицированного зверька, стал редактор газеты, вознамерившийся украсить свой кабинет чучелом редкого для российских широт животного. Но не тут-то было. При подходе к леску, на дереве закуковала кукушка, давая этим самым знак скунсу, что появился человек с ружьем. А в самый ответственный момент, за секунду до выстрела, появившийся красавец-скунс пустил из-под хвоста струю такой консистенции, что редактор и его сподручные чуть не отдали богу душу и еле выбрались из поразившей огромную площадь химической атаке.

Но когда через полгода, уже зимой, не потерявший надежды заполучить в трофеи небывалого зверя, редактор снова отправился на охоту в знакомый лесок, при подходе на дереве снова закуковала кукушка. Но в этот раз появившийся перед охотником скунс не применил свой излюбленный трюк. Просто, каким-то непостижимым образом, у шеф-редактор газеты, слетели с головы все его красивые пышные волосы, которыми он так гордился. Раз – и нет ни одного волоска.

И с тех пор, всякий, кто пытался здесь поохотиться, уходил домой лысым. Навсегда лишая свою голову волосяного покрова и обрекая себя на постоянное ношение шляпы.


© Виталий Карацупа, 2021

НАВЕРХ