Штернфельд Ари Абрамович
(1(14) мая 1905 – 5 июля 1980)


Полет в мировое пространство (1949)
Межпланетные полеты (1955)
От искусственных спутников к межпланетным полетам (1957)
Искусственные спутники (1958)



Ари Штернфельд
  • Авраам Штернфельд – отец
  • Эстер Штернфельд – мать
  • Франка – сестра
  • Густава (Гитл) Штернфельд (умерла в 1962 г.) – первая жена
  • Ильза Наумовна Штернфельд – вторая жена
  • Майя Ариевна Штернфельд – дочь
  • Эльвира Ариевна Берман-Штернфельд – дочь (с 1990 г. живет в Израиле)
Учёный, один из основоположников и теоретиков космонавтики, специалист в области прикладной механики, доктор технических наук honoris causa (без защиты диссертации) АН СССР (1965), заслуженный деятель науки и техники РСФСР (1965).
Родился Арий-Яаков Штернфельд 1 мая 1905 года в старинном городке Серадз (Польша), неподалеку от Лодзи. Отец, Авраам Штернфельд, торговец мукой, по семейному преданию, вел свой род от выдающегося еврейского теолога и философа Маймонида (1135-1204). Он хотел воспитать единственного сына (в семье было еще трое дочерей) в религиозном духе, видел в нем раввина. Но Арий с раннего детства проявил большие способности в области гуманитарных наук, а также в технике. Мечта же о полетах в межзвездное пространство зародилась у него в 1914 году накануне Первой мировой войны, когда он впервые увидел пролетавший над городом немецкий дирижабль. Сама фамилия словно бы предопределила смысл всей его жизни: «Звездное поле» – вот что означает в переводе с немецкого «Штернфельд» (штерн – звезда, фельд – поле). В 1915 г. семья переехала в Лодзь, и Штернфельд, обучавшийся ранее в хедере, пошел учиться, вопреки намерениям отца, не в иешиву, а в еврейскую гимназию. По окончании гимназии в 1923 г. поступил на философский факультет Ягеллонского университета в Кракове, но через год из-за антисемитской политики властей вынужден был оставить университет и уехал из Польши. В 1927 г. окончил Электромеханический институт при университете города Нанси (Франция), работал инженером на промышленных предприятиях Парижа, некоторое время – на автомобильном заводе Рено. Изобретения Штернфельда (главным образом по автоматике) использовались в различных областях техники – от машиностроения до производства искусственных алмазов, однако основным его увлечением стала теория космических полетов. Он выучил русский язык, чтобы читать в оригинале работы К. Циолковского, и вступил с ним в переписку. Докторская диссертация, над которой Штернфельд работал в Сорбонне, была посвящена расчетам орбит космических объектов. Представленные Штернфельдом в рамках этой работы научные доклады – «Траектории, позволяющие подлетать к определенному светилу со стартом с определенной кеплеровской орбиты» и «Метод определения траектории тела, движущегося в межпланетном пространстве, наблюдателем, связанным с движущейся системой» (оба – 1933 год) – были в том же году удостоены международной премии Эно-Пельтри – Гирша по астронавтике, однако ученый совет Сорбонны в 1934 г. отверг тему расчета космических орбит как фантастическую, и Штернфельд был вынужден на некоторое время вернуться в Лодзь, где продолжил свои исследования.
Нараставшая в Европе угроза фашизма, особенно нацистский переворот в Германии, стимулировали прокоммунистические симпатии Штернфельда; их разделяла жена, Густава (Гитл) Штернфельд, член польской секции Французской компартии. В 1932 г. Штернфельд впервые по приглашению Наркомтяжпрома побывал в Москве для оформления проекта недавно изобретенного им робота-андроида, первоначально задуманного им для дистанционного выполнения опасных работ, и был очарован атмосферой индустриализации. Он горячо надеялся на реализацию в Советском Союзе – стране К. Циолковского – планов «завоевания космоса». В 1935 году Штернфельд, оставив весь свой архив у родителей в Лодзи и во избежании осложнений в польскими властями, с женой эмигрировали в Советский Союз, где через год принимает советское гражданство. Надо сказать, что это решение многие друзья ученого тогда сочли безумием.
В Москве Штернфельд был принят на должность старшего инженера в Реактивный научно-исследовательский институт, в котором работали будущие академики С. П. Королев, В. П. Глушко, профессор Г. Э. Лангемак. Исследования Штернфельда были высоко оценены, предложенная им терминология определила будущий лексикон советской ракетно-космические техники. В русский язык вошли переведенные Г. Лангемаком с французских текстов Штернфельда слова «космонавт», «космонавтика» (заменившее существующие тогда «астронавтика» и «звездоплавание»), «космический полет», «космический корабль», «перегрузка», «скафандр» (из терминологии водолазного дела), «космодром» и др. В 1937 г. в Москве выходит переведенная с французского и дополненная новыми исследованиями книга Штернфельда «Введение в космонавтику», ставшая базовой работой космической индустрии в Советском Союзе (2-е издание вышло в 1974 г.).
В 1937 году его увольняют из института «по сокращению штатов», его коллеги были репрессированы, а некоторые из них, в том числе и его друг Лангемак, – расстреляны. Его, как бывшего иностранца, да еще и с такой «неудобной» фамилией не принимали работать ни в один НИИ. Ему предлагали сменить фамилию на Звездин, но он отказался. Несмотря на все его хлопоты, в том числе обращение к Сталину, все последующие 43 года он фактически работал один, без сотрудников и помощников. Он зарабатывал на жизнь чтением лекций, писал и публиковал научные и научно-популярные книги и статьи, научно-фантастические рассказы, некоторое время преподавал физику и математику в техникуме, разрабатывал противопожарное оборудование.
В начале 1941 Штернфельд получил известие, что его мать, отец, сёстры и все остальные родственники оказались заключенными в гетто в Лодзи, а затем перевезны в концлагерь «Komando Culmhof» в местности Хелмно на Нере во время «большой очистки» (3-12 сентября 1942) и там уничтожены, вероятно, в газовой камере. Дата до конца не выяснена, это был один из немногих транспортов, который не удалось найти в документах. Это известие усилило его депрессию. Он винил себя в том, что покинул своих родителей и ничего не предпринял для того, чтобы вовремя избавить их от наступающей опасности и спасти их от неизбежной смерти. Тогда же, в первые дни, он подал заявление, чтобы его взяли добровольцем, но его просьбу не удовлетворили. Военные годы провел в эвакуации на Урале (г. Серов), где преподавал в металлургическом техникуме.
Семья Штернфельдов возвратилась в Москву в 1944 году. Вскоре его убеждения радикально изменились, и он несколько раз пытался легально выехать из Советского Союза. В 1946-м и 1956-м гг. Штернфельд просил разрешения вернуться в Польшу, ему оба раза было отказано; в 1957 г. разрешение он получил, но жизненные обстоятельства (отказ дочерей покинуть Советский Союз, получение долгожданной отдельной квартиры) вынудили Штернфельда отказаться от эмиграции, о чем он, по свидетельству близких, впоследствии сожалел. Ари Штернфельд
С начала космической эры Штернфельд как один из пионеров космонавтики получил мировое признание. После запуска первого советского спутника (1957) книга «Введение в космонавтику» была переведена на многие иностранные языки. Траектории запущенных в 1959–62 гг. советских и американских искусственных планет «Луна-1», «Венера-1», «Марс-1», «Пионер-4», «Пионер-5», «Рейнджер-3» базировались на расчетах, созданных Штернфельдом в коммуналке, где прошла добрая половина (почти 25 лет) его творческой жизни, пользуясь лишь арифмометром, таблицей логарифмов и логарифмической линейкой.
Его избрали почетным профессором университета Нанси, Политехнического института Лотарингии (Франция), то же звание ему присвоила и Академия наук СССР; город Серадз (где Штернфельд родился) избрал его почетным гражданином. В 1962 г. Штернфельд (совместно с Юрием Гагариным и Аллой Масевич) был награжден Международной премией имени Галабера «за личный вклад в прогресс астронавтической науки и техники». В 1965 г. ему присвоили звание заслуженного деятеля науки и техники РСФСР. Научные и научно-популярные работы Штернфельда изданы на 36 языках в 39 странах. В 1958 году в Нью-Йорке издается сборник "Советские работы по искусственным спутникам и межпланетным полетам". 140 страниц сборника заняты переводом книги Ари Абрамовича, а на остальных 90 страницах приведены статьи 16 (!) других советских специалистов. В то же время власти знали о настроениях ученого и, оказывая ему почести, за границу не выпускали – даже для получения вышеупомянутой международной премии. Несмотря на высокое признание трудов Штернфельда в России и за рубежом, он не мог получить пенсию по возрасту, поскольку почти не состоял на государственной службе. Лишь вмешательство президента Академии наук СССР М. В. Келдыша решило «пенсионный» вопрос.
Штернфельд был удостоен и посмертных почестей – его похоронили на Новодевичьем кладбище в Москве; в его честь на домах, где он жил (Москва, Серов, Серадз), установлены мемориальные доски, в г. Пыталово Псковской области народный музей космонавтики назван его именем, в Политехническом музее – мемориальный кабинет ученого. Именем Штернфельда названы кратер на обратной стороне Луны, улица в Лодзи, бульвар в городе Кирьят-Экрон близ Реховота, где с 1990 г. живет одна из дочерей Штернфельда с семьей.
Его книги «Введение в космонавтику» (1937) и «Искусственные спутники Земли» (1956), выдержали более 80 изданий, переведены на 36 языков народов мира. Своими научно-популярными изданиями «Полет в мировое пространство» (1949), «Межпланетные полеты» (1956) и пр., научно-фантастическими очерками и рассказами А. Штернфельд пытался заглянуть в ближайшее будущее астронавтики, а описанные в них проекты, как бы они не были фантастичны, рассмотрены со строго научной точки зрения.
Произведения автора
    Научно-популярные книги
  • 1937 – Введение в космонавтику
  • 1949 – Полет в мировое пространство
  • 1955 – Межпланетные полеты
  • 1956 – Искусственные спутники Земли
  • 1957 – От искусственных спутников к межпланетным полетам
  • 1958 – Искусственные спутники
  • 1962 – Освоение межпланетных пространств
  • 1965 – Стройплощадка в космосе
  • 1991 – Парадоксы космонавтики

    Авторские свидетельства

  • 1939 – Авторское свидетельство 55105 (СССР). Винтовой пресс. Опубл. 30.06.1939. Заявлено 03.09.1938.
  • 1940 – Авторское свидетельство 57746 (СССР). Устройство для записи движений органов человека. Опубл. 31.08.1940. Заявлено 03.09.1938.
  • 1946 – Авторское свидетельство 67162 (СССР). Андроид. Опубл. 30.09.1946. Заявлено 03.09.1938.
Награды и звания
  • 1959 – Международная поощрительная премия по астронавтике
Библиография на русском языке
Публикации в периодике и сборниках
  • Великое испытание: Репортаж-фантастика / Рис. Н. Кольчицкого // Огонек, 1952, №1 – с.25-26
  • На малой Луне: Репортаж-фантастика / Рис. Н. Кольчицкого // Огонек, 1952, №12 – с.29-30
  • Маршруты межпланетных кораблей: [Научно-фантастический очерк] / Рис. Н. Былова, А. Лебедева и Н. Смольянинова // Техника – молодежи, 1952, №5 – 1 стр. обл., с.18-23
  • «ЛК-3» летит на Луну: Репортаж-фантастика / Рис. Н. Кольчицкого // Огонек, 1952, №47 – с.22-23
  • Мертвая петля // Вечерняя Москва, 1954, 18 декабря – с.
  • Рейс на Меркурий: [Очерк] // Юность, 1955, №3 – с.86-93
  • Вокруг серебристого шара: Репортаж-фантастика: [Рассказ] / Рис. Л. Сивкова и В. Воронцова // Смена, 1955, №5 – с.19-21, №6 – с.21-23
  • Орбитальные корабли: [Очерк из цикла «Окно в будущее»] / Рис. Л. Сивкова и Л. Смехова // Техника – молодежи, 1955, №5 – 1 стр. обл., с.28-31
  • Вокруг света за 88 минут: Репортаж-фантастика / Рис. Н. Кольчицкого; Карты Л. Сивкова // Вокруг света (Москва), 1955, №10 – с.18-24
  • Полет на Марс: Репортаж-фантастика / Рис. В. Воронцова и Л. Сивкова // Смена, 1956, №14 – с.18-19
  • Астронавты раскроют тайны Марса: [Фантастический очерк] / Рис. Н. Гришина // Вокруг света (Москва), 1958, №10 – с. 32-35; №11 – с.10-14
  • Сквозь Землю в космос: Научно-фантастический очерк / Рис. Н. Гришина // Вокруг света (Москва), 1961, №1 – с.38-40
      То же: Научно-фантастическая картина будущего / Рис. А. Гелевиуса // Наука и техника (Рига), 1961, №3 – с.32-34
  • Центон через 100 лет // Молодежь мира (Москва), 1961, №11-12 – с.26-29
  • Путешествие по Центрону: Фантастический репортаж / Раздел «Окно в будущее»; Рис. Р. Авотина // Техника – молодежи, 1976, №4 – с.26-27, 4 стр. обл.
  • На зов с Венеры: [Научно-фантастический репортаж] // Техника – молодежи, 1987, №10 – с.52-56
Публицистика
Творчество автора
  • Владимир Прищепа, Галина Дронова. Ари Штернфельд – пионер космонавтики, 1905-1980. – М.: Наука, 1987. – 192 с. 10 300 экз.
  • «...меня считали неизлечимым фантастом...». – М.: Политехнический музей, 2005. – 156 с. (о) ISBN 5-98962-002-0

  • В. И. Прищепа. Ари Абрамович Штернфельд (К 80-летию со дня рождения): [Статья] // Земля и вселенная, 1985, №6 – с.38-44
  • Владимир Белецкий. От поэтического незнания к научному знанию: [Послесловие к фантастическому рассказу А. Штернфельда «На зов Венеры»] // Техника – молодежи, 1987, №10 – с.56
  • Майя Штернфельд. Лорд парадоксов: [Об Ари Абрамовиче Штернфельде] // Техника – молодежи, 1995, №6 – с.39
  • М. А. Мильхикер. Ари Абрамович Штернфельд: [Статья о жизни и творчестве ученого, писателя, художника] // Земля и вселенная, 2000, №5 – с.22-27
  • Майя Штернфельд. Он придумал слово «космонавтика»: [Об Ари Штернфельде] // Техника – молодежи, 2005, №4 – с.9-11
  • Павел Амнуэль. Per aspera ad astra: [Об Ари Штернфельде] // Троицкий вариант – Наука (Троицк, Московская обл.), 2009, 9 июня (№11) – с.10-11
Библиография на украинском языке
Публицистика
  • А. Штернфельд. Польоти у світловий простір: [Нарис] // Наука і життя, 1956, №2 – с.

© Виталий Карацупа, 2008-2016
Биография дополнена Яцеком Круком (Jacek Kruk) из Кракова