Язвицкий Валерий Иоильевич
(12(25) января 1883 – 21 октября 1957)


Валерий Иоильевич Язвицкий
Валерий Иоильевич Язвицкий
Валерий Иоильевич Язвицкий



Валерий Язвицкий
  • Иоиль Иванович Язвицкий – отец
  • Мария Васильевна Язвицкая – мать
  • Варвара Алексеевна Язвицкая (Лапкова) – жена
Советский драматург, поэт и писатель, автор научно-популярных, политических, исторических и научно-фантастических книг.
Родился в с. Орлов-Гай Новоузенского уезда Самарской губернии (ныне Ершовский р-н Саратовской обл.) в многодетной семье земского доктора. Его отец, Иоиль Иванович, не имел возможности помогать сыну, которого потянуло в город учиться, хотя приветствовал такое рвение отпрыска: «Отец был передовым человеком своего времени, борцом за всякие новшества: то он вводил горячие бесплатные завтраки в школе, то организовывал общества трезвости в селах и деревнях, то добивался улучшения питания и ассортимента лечебных средств для больных в земских больницах. Администрация земских управ не очень-то приветствовала все эти заботы о населении со стороны своего врача, потому возникали всякого рода споры, трения, и Иоиль Иванович уезжал в другую губернию, надеясь в другом месте найти себе единомышленников. По поводу всех этих вопросов у Иоиля Ивановича была переписка с Л. Н. Толстым». Как отец, так и мать Мария Васильевна, сама родом с Украины, привили сыну самые добрые и светлые чувства, в доме царила раскованная и непринужденная атмосфера, хотя при этом нрав молодого юноши отличался энергичностью и необузданной фантазией. Его исключают сначала из Пензенской гимназии – за сожжение в полночь на крыше гимназического здания огромной «римской свечи», с грохотом разбросавшей по небу разноцветные звезды и переполошившей весь город, а потом и из Саратовской – за организацию «побега в Америку» с подарками для «краснокожих братьев». В итоге Валерий оказывается во Второй казанской гимназии, где у него неожиданно просыпается тяга к литературе.
В 1903 году он написал пьесу о жизни татарской женщины «Болезнь духа», поставленной в том же году Казанским городским театром во время гастролей В. Ф. Комиссаржевской. О литературном достоинстве пьесы можно хотя бы тем фактом, что по случаю успеха юного дарования в Казани выпустили… почтовую марку с изображением новоявленного драматурга! Но литература как раз и начала мешать учебе, его вновь, вот уже третий раз, чуть не исключили из гимназии, но все же благодаря ходатайству городской думы он сдал экзамены на аттестат зрелости.
Казалось бы такое «влечение» к учебному процессу, навсегда отобьет охоту к учебным заведениям, но вскоре Валерий Иоильевич поступает на историко-филологический факультет Казанского университета. Это оказалось для него настоящей школой жизни: кроме основного курса он слушает курс физики, историю права, берет уроки рисования, даже занимается революционной работой в РСДРП, и продолжает заниматься писательством. Чтобы заработать себе денег, начинает работать секретарем в газете «Волжский листок», где печатаются его стихи и рассказы. Вторая его пьеса «Отпетый», рассказывающая о студенческой жизни, была в итоге запрещена цензурой к постановке.
А через год последовал тюремный срок и административная ссылка в отдаленные пункты Российской империи (в город Мезень) за участие в восстаниях и баррикадах неспокойного 1905 года. Там он венчается со совей двоюродной сестрой Варварой Алексеевной Лапковой, которая последовала за ним в ссылку. Но даже и там Валерий Иоильевич проявляет свой неспокойный характер: издает газету «Мезенский рабочий», принимает участие в спектаклях местного любительского театра, работает на лесопильном заводе и, вновь участвует в революционных и политических событиях. За организацию забастовки на заводе, его решением суда высылают на отдаленный остров Моржовец в Белом море, но Язвицкий скрывается от полиции, а вскоре при помощи друзей и родных по поддельным документам отправляется за границу.
В Женеве в первый же день он повстречал старого знакомого, который привел его на квартиру к В. И. Ленину, в которой молодому эмигранту пришлось поначалу жить. Он поступает на второй курс естественного факультета местного университета, а также параллельно на курсы французского языка. А еще пишет стихи и прозу, играет в любительских спектаклях женевского клуба политэмигрантов, с головой окунается в политическую жизнь, выступает с докладами вместе с А. Троцким, А. Богдановым, Г. Алексинским, А. Луначарским. До 1910 года, когда он оканчивает университет, Язвицкий умудряется стать признанным литератором, публикации которого пестрят на страницах столичных газет и журналов, хотя сам себя он считает в первую очередь ученым. В 1910 году он отправляется в Болгарию, где работает в биологической лаборатории русского профессора Порфирия Ивановича Бахметьева, который в то время занимался проблемами анабиоза насекомых и животных. И разработка этой новаторской темы в будущем отчетливо будет прослеживаться в фантастических произведениях В. И. Язвицкого.
В 1912 году В. И. Язвицкий, утративший свой былой «баррикадный» энтузиазм, пересмотрел свои политические взгляды и вышел из РСДРП. И, кстати, более никогда и ни в какие партии не вступал. Его популярность очень быстро растет. Он становится собственным корреспондентом газет «Русские ведомости» и «Утро России» в Болгарии, а после начала первой мировой войны – в Румынии и Сербии. Пишет этнографический и искусствоведческие статьи; к пушкинскому юбилею готовит историческое исследование «Кто был Кирджали?», за которое избирается действительным членом Российской академии наук. В 1914 году едет на фронт в качестве военного корреспондента, много пишет, встречается с солдатами, а публикация серии его статей «В сербских окопах» взволновала читателей России своей откровенностью и реализмом большой трагедии человечества. Его романы, повести и пьесы того времени проникнуты как раз событиями, происходящими в мире, подвергнутом Большой войне. Кинодрама Язвицкого «В хороводе жизни» была включена в «Золотую серию» киножурнала «Пегас», и А. А. Ханжонков снял по ней фильм.
Вернуться на родину писателю помогла революция. С 1917 года он работает в Наркомпросе, занимаясь популяризацией научных знаний, издает многочисленные научно-популярные брошюры: «Земная кора и ее история», «История кусочка сахара», «История человеческого жилища», «Как люди научились писать, читать и печатать книги», «Чугун, железо, сталь» и другие. В 1922 году предпринял попытку издать ежемесячный литературно-художественный и научно-популярный журнал «Жизнь», но вышло в свет всего лишь три номера. В 1930-31 годах принимал участие в издании 3-х томного издания «Жизнь животных по А. Э. Брему» (написал для первого тома один раздел и полностью составил 2-й том). Написал два исторических романа: «Непобежденный пленник» (об Ипполите Мышкине, народовольце, сподвижнике Чернышевского) и «Сквозь дым костров» (о Франции и Испании XVIII века). Иван III – государь всея Руси
Во время Великой отечественной войны писатель оставался в Москве. Служил начальником ПВО одной из зон столицы, и как раз в это время у него зародилось главное произведение его жизни – одна из первых советских эпопей на тему истории России – «Иван III – государь всея Руси», изданная частями в 1946-55 годах. Роман воссоздает эпоху правления Ивана III (1440-1505), при котором сложилось ядро единого Российского государства в результате внутренней политики воссоединения древнерусских княжеских городов Ярославля, Новгорода, Твери, Вятки и др. Одновременно с укреплением Руси изнутри возрос ее международный авторитет на Западе и Востоке. Последнюю книгу Валерий Иоильевич, перенесший инсульт и практически потерявший возможность двигаться, уже диктовал секретарю. Эта эпопея была закончена в 1955 году и опубликована издательством «Художественная литература». Валерий Иоильевич Язвицкий умер в Москве в 1957 году и похоронен в 114 колумбарии Новодевичьего кладбища (старая территория).

К фантастике, по большому счету, Валерий Иоильевич обратился в начале 1920-х годов, когда тяга к популяризации знаний в духе «научного атеизма» приводит его к созданию романа «Побежденные боги» (1924), посвященному одной из «затерянных» цивилизаций. Хотя, истины ради, надо сказать, что еще в 1908 году в Женеве он опубликовал свой фантастический памфлет «Новая зимняя сказка», а в 1914 году написал трагедию под названием «Храм Солнца», сюжет которой разворачивается в фантастической стране, напоминающей Индию, и рассказывает о борьбе различных каст за место под солнцем (кстати, эта пьеса пользовалась в то время большим успехом, постановка которой даже была осуществлена в Нью-Йорке на Бродвее). Или, например, в начале 1920-х годов в московской Мастерской коммунистической драматургии была поставлена одноактная пьеса Валерия Язвицкого «Кто виноват?» («Разруха»), где главным действующим лицом был фантастический персонаж – древняя скрюченная старуха в лохмотьях по имени Разруха, мешающая жить семье свободного пролетария.
Последующие фантастические повести и рассказы В. И. Язвицкого в основном иллюстрировали основные физические законы, космические полеты, а повесть «Остров Тасмир» (1927) представляет читателям еще один затерянные мир на карте нашей планеты. Фантастические произведения Язвицкого в отличие от его исторических книг, которые издаются по сей день, так и остались всего лишь историей советской фантастики. Написанные в духе своего времени, когда любое изобретение, помещенное автором в вымышленный антураж, становилось фантастическим произведением, зовущим к новым трудовым победам, «Аппарат Джона Инглиса» или «Путешествие на Луну и на Марс» сейчас рассматриваются как наивные и низкопробные поделки. Интересна в этом контексте рецензия на фантастический роман «Побежденные боги», опубликованная в 1924 году: «Роман довольно объемист, но писать о нем надо кратко, т. к. он – «по ту сторону литературы». Проще говоря, это откровенная макулатура. Передавать содержание романа – «сна» «молодого русского ученого Пьера Сорокина», заболевшего «лихорадочной желтухой» во время разборки коллекции, и увидевшего, – в бреду, некую Бирнас, красавицу-туземку затерянной в глуби Африки страны и т.д. – не стоит. По фабуле сон этот банальнее кинофильма захолустного кинематографа, по форме – гимназичен, по идеологии, мягко говоря, бульварен...» Путешествие на Луну и на Марс
В «Путешествии на Луну и на Марс» (1928) автор нам также представляет сон работника кооператива Петра Ивановича Гура, который вместе с приятелем совершает межпланетное путешествие на ракете, построенной по проекту К. Э. Циолковского… американским профессором университета! На Марсе они встречают тамошних аборигенов, похожих на больших лягушек, и вступают с ними в контакт. Свой рассказ автор снабдил также приложением, в котором изложил теорию космического полета. Кстати, изложил довольно грамотно, так что получается, что забытый теперь фантастический рассказ был написан как раз для «обрамления» популяризаторской космической теории.
В рассказе «Мексиканские молнии» (1930) обыгрывался сюжет с применением передачи энергии без проводов, а в рассказе «Аппарат Джона Инглиса» (1929) автор представил на суд зрителей наш мир, лишенный одной из основных физических величин – силы трения («Сам Джон Инглис не мог понять, как ему удалось сконструировать такое чудо... Иксофор работал вопреки всем известным законам природы, но факт оставался фактом – аппарат действовал»).
Научная фантастика Валерия Язвицкий носила научно-популярный и познавательный характер, о чем автор видимо нисколько не сожалел, так как был, прежде всего, популяризатором науки: «Мы обычно не замечаем того, что нам знакомо с первых дней нашей сознательной жизни. Мы не удивляемся многим явлениям, не спрашиваем себя, почему они происходят так, а не иначе. Например, разве кому-нибудь приходит в голову вопрос, почему вещи, поставленные на стол, не скатываются и не падают? Мы не удивляемся, почему мы твердо стоим на земле, почему можем делать прыжки. Занимаясь гимнастикой, мы не задумываемся над тем, почему легко взбираемся вверх по гладкому шесту. Нам не приходит в голову спросить, почему завязанная узлом веревка не развязывается, если потянуть ее за концы, а наоборот, еще крепче завязывается...»
Отдельные издания
  • Новая зимняя сказка: Политический памфлет в стихах. – Женева, 1908. – 8 с. (о)
  • Кем и как должна управляться Россия. – М., 1917
  • Храм Солнца: Трагедия в 4-х действиях. – М., 1921
  • Побежденные боги: Фантастический роман. – М.-Л.: Издательство Л. Д. Френкель [Напечатано в Ленинграде], 1924. – 108 с. Цена не указана. 4 000 экз.
      То же: Под названием «Гора Лунного духа: (Побежденные боги)»: Фантастический роман / Обложка Пшеничникова. – М.-Л.: Книга [Напечатано в Москве], 1927. – 128 с. 1 руб. 3 000 экз.
  • Остров Тасмир: [Повесть] / Обложка И. Француза. – М.-Л.: Госиздат [Напечатано в Москве], 1927. – 230 с. – (Библиотека путешествий и приключений). 1 р. 10 к. 7 000 экз.
  • Путешествие на Луну и на Марс: [Рассказ] / Обложка В.Г. – М.-Л.: Госиздат [Напечатано в Москве], 1928. – 78 с. 15 коп. 20 000 экз.
  • Аппарат Джона Инглиса: [Рассказ] / Худ. П. Лузгин. – М.: Мол. гвардия, 1930. – 32 с. – (Библиотека научной фантастики; №3). 06 коп. 25 100 экз.
  • Мексиканские молнии: [Рассказ] / Послесловие автора; Рис. М. Филипповича. – М.: Молодая гвардия, 1930. – 48 с. – (Библиотека научной фантастики; №3). 06 к. 25 100 экз.
  • Воздушный колодец: Проект прибора для добывания воды из воздуха бельгийского инженера Кнапена. В беллетристической форме: [Рассказ] / Худ. Добросердов. – М.: Молодая гвардия, 1931. – 40 с. 20 коп. 25 000 экз.
  • Живое кладбище: [Рассказ]. – М.: Молодая гвардия, 1931. – 24 с. 12 коп. 250 000 экз.
  • Как это было: Научно-фантастические рассказы. – Воронеж: Областное книжное издательство, 1938. – 155 с. 4 руб. 10 200 экз.
      Воздушный колодец – с.3-29
      Мексиканские молнии – с.30-45
      Аппарат Джона Инглиса – с.46-62
      Живое кладбище – с.69-76
      Загадка Мауэрского озера – с.
      Полет на Луну и Марс – с.
  • Аппарат Джона Инглиса: [Рассказы] / Послесловие автора; Рис. В. Ермолова; Оформл. К. Арцеулова. – М.-Л.: Детгиз [Напечатано в Москве], 1945. – 32 с. – (Библиотека научной фантастики и приключений). 2 руб. 50 000 экз. (о)
      Аппарат Джона Инглиса – с.3-15
      Хранитель жизни – с.16-27
Публикации в периодике и сборниках
  • Кошмар: [Рассказ] // Утро России, 1917, 24 декабря – с.
  • Аппарат Джона Инглиса: Фантастический рассказ / Рис. В. Голицына // Знание – сила (Москва), 1929, №4 – с.92-96
  • Загадка Мауэрского озера: Рассказ // На суше и на море (Москва), 1929, №4 – с.1-3
      То же: [Рассказ] // Роман-журнал XXI век, 2009, №1-2 – с.101-104
      То же: [Рассказ] / Рис. В. Александровского // Шалтай-Болтай, 2011, №1 – с.145-152
  • Мексиканские молнии: Рассказ / Рис. А. Соколова // Знание – сила (Москва), 1930, №3 – с.1-5
  • Воздушный колодец: Рассказ / Рис. В. Туранова // Знание – сила (Москва), 1930, №8 – с.2-7; №9 – с.3-7
  • Путешествие на Луну и на Марс: Фантастический рассказ // Шалтай-Болтай, 2008, №3 – с.131-159
  • Живое кладбище: Рассказ // Роман-журнал XXI век, 2010, №11-12 – с.92-95
Другие публикации
  • У парома: [Рассказ] // Жизнь, 1922, №1 – с.106-114
  • Белый сад: [Рассказ] // Жизнь, 1922, №2 – с.63-72
  • Сильнее нас: [Рассказ] // Жизнь, 1922, №3 – с.81-87
  • Из книги «Виденья странника»: [Сихотворения] // Стремнины: Альманах, №2. – М.: Книгоиздательство Л. А. Слонимского, 1918 – с.
      Песни зари – с.
      Гвоздика – с.
      «Махнула ночь косматым рукавом...» – с.
      Ночной поезд – с.
      Ветер – с.
      «Нынче бабочки две пролетели...» – с.
      «Одуванчики ярко цветут...» – с.
  • Встреча: [Рассказ] // Стремнины: Альманах, №2. – М.: Книгоиздательство Л. А. Слонимского, 1918 – с.
Публицистика
  • Кто был Кирджали, герой повести Пушкина // Голос минувшего, 1919, №1-4 – с.45 - 59
  • Воздушный колодец Кнапена (Объяснение к рассказу В. Язвицкого) // Знание – сила (Москва), 1930, №9 – с.7 – [Под инициалами «В. Я.»]
Творчество автора
  • [Рец. на роман «Побежденные боги». – М.-Л., 1924] // Книга о книгах, 1924, №7-8 – с.
  • Кас. Валерий Язвицкий. Остров Тасмир. М.-Л.: ГИЗ, 1927: [Рецензия] // Уральский рабочий (Екатеринбург), 1927, 18 июня – с.6
  • Яков Рыкачев. Рец. на книгу В. Язвицкого «Как это было» // Детская литература, 1939, №5 – с.57-59
  • И. И. Подольская. Язвицкий, Валерий Иоильевич // Краткая литературная энциклопедия. Т.8. – М.: Советская энциклопедия, 1975 – с.1043
  • Валентина Серганова. Валерий Язвицкий // Аграрная Россия, 2007, №5 – с.
  • Валентина Серганова. Валерий Иоильевич Язвицкий: [Забытое имя] // Московский журнал, 2007, №11 – с.
  • Валентина Серганова. Главная книга жизни: К 50-летию со дня смерти и 125-летию со дня рождения Валерия Язвицкого // Роман-журнал XXI век, 2008, №1 – с.72-76; 2009, №1 – с. , №2 – с.
  • Виталий Карацупа. Язвицкий Валерий Иоильевич: (12 (25) января 1883 – 21 октября 1957) / Портрет работы А. Яр-Кравченко // Шалтай-Болтай, 2008, №3 – с.125-130

© Виталий Карацупа, 2008-2017