Встреча через триста лет




Рассказ Алексея Константиновича Толстого «Встреча через триста лет» является предысторией повести «Семья вурдалака», история в которой ведется от лица герцогини де Грамон. Эта старая женщина рассказывает об этом своим внукам, и хронология действия ее рассказа относится к тому времени, когда она была молода и только-только познакомилась с блистательным красавцем маркизом д'Юфре, т.е. к 1759 году. Герцогиня де Грамон стала возлюбленной маркиза, но вышла замуж за состоятельного француза в то время, когда д'Юфре находился по делам в Яссах. Так вот, как-то раз, когда герцогиня находилась в Париже, ее отец прислал ей письмо с желанием повидаться с ней, и в честь этого устраивает празднество в замке Обербуа в четырех лье от их поместья. По дороге к замку Обербуа, в лесу примыкающему к нему, что-то очень сильно напугало и лошадей и кучеров, в результате чего герцогиню на полном скаку выбросило из кареты. Она теряет сознание, а когда очнулась на ворохе мха, смягчившего удар, увидела в ста шагах ярко освещенные сводчатые окна вышеупомянутого замка. Спустя несколько минут герцогиня де Грамон уже присутствовала на веселом балу, хотя ни карет, ни экипажей около замка она не увидела. Но ясность и с ней жуткий страх пришел к ней после того, как она увидела, что ни у кого из гостей не было… тени! Так она и стала бы жертвой восставших из могил призраков прошлого или же оборотней, если бы не старинный крестик на ее груди. Именно он стал ей спасителем в то время, когда ее уже чуть было не обвенчали с одним из мертвецов – рыцарем Бертраном. В то же мгновение исчезли все призраки, налетел ветер, погасли огни, и герцогиня, очнувшись, увидела, что стоит среди развалин обширного замка Обербуа.
Затем ее нашел старинный друг ее отца и постоянный спутник в ее вояжах командор де Бельевр. Они добрались, наконец, до отчего дома, где герцогиня рассказал все, что с ней произошло ночью. Отец отнес ее рассказ к грезам или сну в состоянии обморока, но спустя какое-т время отец и командор находят в старинном шкафу, набитым всякими бумагами и пергаментами, правительственный указ короля Карла Седьмого. В документе говорилось о том, что в казну изымаются все поместья рыцаря Бертрана д'Обербуа и госпожи Жанны де Рошэгю, обвиненных в безбожии и всякого рода преступлениях. Перечислялся длинный список всякий прегрешений рыцаря, заканчивавшийся такими словами: «И столь мерзостно сотворил выше реченный рыцарь, что мерзостней того и сотворить невозможно, понеже в ночь успения пресвятой владычицы нашей богородицы, веселясь на пире буйном и богопротивном, господин тот Бертран рек: «Погибелью души моей клянусь! Жизни вечно не бывать и в жизнь оную не верю нисколько, а коли она есть, так я, хоть бы и душу за то отдать сатане, ворочусь через триста лет с сего дня в замок мой, дабы веселиться и пировать, и в том поклясться и побожиться готов!». Его клятву поддержали и все его гости и сотрапезники. И надо ли еще добавлять, что забавное происшествие с герцогиней де Грамон случилось в ночь успения божье матери (15 августа)?..

© Виталий Карацупа, 2005