Большой выход у Сатаны





Большой выход у Сатаны (Рис. Н. А. Груздев)
Место действия повести Осипа Сенковского «Большой выход у Сатаны» (1833) очень живописно описано в самом начале произведения: «В недрах земного шара есть огромная зала, имеющая, кажется, 99 верст вышины: в «Отечественных записках» сказано, будто она вышиною в 999 верст; но «Отечественным запискам» ни в чем – даже в рассуждении ада – верить невозможно. В этой зале стоит великолепный престол повелителя подземного царства, построенный из человеческих остовов и украшенный, вместо бронзы, сухими летучими мышами. Это должно быть очень красиво. На нем садится Сатана, когда дает аудиенцию своим посланникам, возвращающимся из поднебесных стран, или когда принимает поздравления чертей и знаменитейших проклятых, коими зала при таких торжественных случаях бывает наполнена до самого потолка».
И вот перед читателем предстает одна из таких аудиенций, где Сатана принимает доклады от своих подданных о проделанной работе. На приеме у Князя Тьмы выступили его личный библиотекарь черт фон Аусгабе, которому пришлось оправдываться за литературу, какую так любит употреблять в пищу Сатана (если он, к примеру, заглотнет в свою глотку какой-нибудь современный популярный роман, на Земле тот час о нем забывают). Затем пред ликом Нечистого предстал его архитектор дон Диего да Буфало, бывший на Земле ловким мошенником. Он и в аду сохранил такие же наклонности, выстави Сатане счет за заделку дыры в крыше, через которую пробивались последние лучи заходящего на земле солнца, в 9 987 408 558 777 900 009 675 999 червонцев! В общем, в тот вечер перед Сатаной также докладывали обер-председатель мятежей и революций черт Астарот, хваставшийся своими успехами (особенно во Франции), первый лорд-дьявол журналистики Бубантус, великий черт словесности Точкостав и главноуправляющий супружескими делами Фифи-Коко, доставляющий в ад львиную долю проклятых из числа супругов.
Идея повести навеяна произведением О. Бальзака «La comedie du diable», из которой Сенковский взял готовую форму, чтоб вложить в нее свое содержание. У Бальзака Сатана хочет устроить французский театр (сатира на французские учреждения). У Сенковского Сатана принимает доклады, содержание которых есть не что иное, как сатира на нравы и события 1830 года.

© Виталий Карацупа, 2005